Фамилия Дядькин: происхождение, значение, история, написание и произношение

Фамилия Дядькин: происхождение, значение, история, написание и произношение

Фамилия Дядькин в одной трети случаев имеет русское происхождение, также существует небольшая вероятность что фамилия белорусского или украинского происхождения, примерно в четверти случаев фамилия произошла из языков народов России (бурятского, мордовского, татарского, башкирского, и др.), также возможно в 20% имеет еврейские корни, в 20% являются русифицированными вариантами латышских фамилий. Скорее всего эта фамилия происходит от прозвища, имени, или профессии дальнего предка её носителя, к тому же в большинстве случаев по мужской линии. Хотя нередки случаи когда фамилия Дядькин происходит и по женской линии

Фамилия Дядькин числится редковстречающейся в географических регионах России и соседних стран. В сохранившихся дореволюционных протоколах люди с этой фамилией являлись важными персонами из русского муромского купечества в 17-18 в., имеющих в своем распоряжении хорошую власть и почести. Первые корни фамилии можно обнаружить в ведомости переписи населения Руси в век правления Иоана Грозного. У правителя хранился особый список уважаемых и красивых фамилий, которые даровались близким в случае особого расположения или поощрения. В следствии чего указанная фамилия пронесла свое первоначальное происхождение и является редкой..

Написание фамилии латиницей: DYADMZKIN

Копирование материалов сайта возможно ТОЛЬКО с указанием прямой ссылки на данную страницу

Происхождение фамилии Дядьков Информация о фамилии Дядьковский
История фамилии Дядюк Тайна фамилии Дядюков
Исследование фамилии Дядюра Значение фамилии Дядюхин
Откуда пошла фамилия Дядюченко Фамильный род Дядюшин
Исследование фамилии Дядюшка История происхождения фамилии Дядюшкин
Происхождение фамилии Дядюшко Информация о фамилии Дядющенко
История фамилии Дядя Тайна фамилии Дядяев
Исследование фамилии Дядякин Значение фамилии Дяисин
Откуда пошла фамилия Дяйич Фамильный род Дякив
Исследование фамилии Дякива История происхождения фамилии Дякович

Зарегистрированные пользователи однофамильцы

Найдено 9 однофамильцев

Дядькин Николай Феофанович г.Рощинский (Липецкая область) .
Дядькин Семен Капитонович г.Омск (Омская область) .
Дядькин Абрам Иосифович г.Эльбрус (Республика Кабардино-Балкария) .
Дядькин Аристарх Евсеевич г.Климов завод (Калужская область) .
Дядькин Андрей Яковлевич г.Сизьма (Вологодская область) .
Дядькин Ипполит Магистрианович г.Трубчевск (Брянская область) .
Дядькин Ратибор Львович г.Волосово (Ленинградская область) .
Дядькин Ираклий Евгеньевич г.Киреевск (Тульская область) .
Дядькин Леонард Пименович г.Омск (Омская область) .

Фамилия Дядькин: происхождение, значение, история, написание и произношение

Слово «фамилия» внедрилось в России в повседневную жизнь после указов Петра I. Однако фамилии как элемент именования русских людей существовали и раньше, но назывались они прозвищами, прозваниями. В царских указах о проведении переписей населения обычно говорилось, что следует записать всех людей, проживающих в таких-то местностях, « по именам с отцы и с прозвищи», т.е. по имени, отчеству и фамилии.

У различных общественных групп официальные фамилии появились в разное время. Первыми получили фамилии представители знати, князья, бояре (в XIV-XV веках). Их фамилии нередко отражали названия их вотчинных владений: Тверской, Мещерский, Вяземский, Коломенский .

Несколько позже складываются фамилии дворян (XVI-XVIII века). Среди них не малую долю составляют именования восточного происхождения, поскольку многие дворяне прибывали на службу к московскому государю из чужих земель: Кантемир (из тюркского Хан Темир (темир-железо)), Куракин ( от тюрского курак — сухой, тощий). Была и еще одна категория дворянских фамилий типа Дурново, Хитрово, Сухово, Мертваго, Чернаго, Рыжаго (XVII-XVIII века). Чтобы как-то отграничить их от созвучных им нарицательных, ударение в фамилиях на –ово ставили в конце, а на -аго на предпоследнем слоге.

Хронологически следующая категория фамилий принадлежала торговым и служилым людям (XVIII-XIX века). В ней так же , как и в княжеских фамилиях, отражались географические названия, но не как наименования объектов, находившихся в их владении, а как обозначения мест, откуда вышли сами эти люди: Тамбовцев, Ростовцев, Смолянинов, Москвичев и др.

В XIX веке складывались фамилии русского духовенства. Среди них много искуственно образованных от различных слов не только русского, но и церковнославянского, латинского, греческого и др. языков. Значительную группу представляют фамилии, образованные от названий церквей и церковных праздников: Успенский, Богоявленский, Рождественский.

Самая многочисленная часть русского населения — крестьянство не имело юридически закрепленных фамилий до XIX века, а некоторые представители крестьян получили фамилии только после Октябрьской революции, в связи с паспортизацией, проведенной в начале 1930-х годов. Отсутствие у крестьян постоянных, передававшихся от отца к сыну фамилий объясняется, с одной стороны, спецификой самих фамилий как особых, официальных именований, которые записываются в документах и связаны с различного рода регистрациями населения, с другой стороны-образом жизни русского крестьянства, которое в массе своей постоянно проживало в деревне. В своих родных местах паспорта никому не требовались, а потому не возникало необходимости в особом официальном именовании.

Тем не менее так называемые уличные, или деревенские, фамилии в русской деревне существовали очень давно. Именно они попадали в переписные листы, когда требовалось записать всех жителей « по именам с отцы и с прозвищи». Однако в отличии от фамилий, юридически закрепленных за всеми потомками лица – носителя определенного фамильного именования, эти уличные фамилии были нестабильными. Поскольку в деревнях помимо официальных , крестных имен широко бытовали имена неофициальные, прозвищные( Репа, Кадило, Кривой и т.п.), уличные фамилии легко образовывались и от них, а со временем они могли превратиться в официальные фамилии.

Первая (XVII-XVIII век) из известных «уличных» фамилий наших предков была Жегалин, которую они могли унаследовать ее от своих предков. Которое произошло, видимо, от прозвища Жегала (кто имел привычку жигать, жегать в разных значениях: язвить, жечь, словом или делом). Прозвище могло произойти от того, что наши предки занимались кузнечным и тележным делом. Мне также известно(из нескольких источников), что кто-то из наших общих предков имел фамилию Плетнев (не официальную, деревенскую, такая же как Жегалин), хотя документального подтверждения в ревизских сказках нет, но у Лукутина Н.А., Салтыкова А.Б., Селиванова А.В. и некоторых других есть упоминание о фабрике братьев Макаровых и Плетнева в с.Карпове (

1850-1870 гг). Поскольку в это время в Карпово не проживало людей с фамилией Плетнев (согласно ревизским сказкам и др.), очевидно это упоминание относится к нашим предкам. Хотя в первом прибавлении к своей книге Селиванов относит эту марку к Макаровым из д.Морье. Салтыков с этим не согласен, т.к. техника изделий с этими марками слишком разная. Фамилия Плетнев могла произойти от прозвища Плетень — бойкий, ловкий плут, врун, болтун, пустоплёт. Раньше говорили: Говорит, что плетень плетёт. Плети плетень, сегодня твой день! Полно плести, пора домой брести.

Что же касается фамилии Лакунин, то впервые она встречается в ревизских сказках за 1834 год. Следовательно, она возникла чуть ранее и, видимо, первым Лакуниным был Иван Иевлев, так как эту фамилию унаследавали трое (а быть может и четверо) его сыновей. Что касается происхождения фамилии Лакунин, то достоверной информации нет, и возможны вырианты. Но мне представляется, что она произошла от имени Феофилакт ((Га)Лактион, Филоктимон, Балакирь, Плакилла, Полактия). Это же утверждают и специалисты в области происхождения фамилий. Но у нас в роду я не встречал человека с таким именем, зато в церкви Покрова Присвятой Богородицы, что в селе Карпово, в конце XVIII начале XIX века был священник с таким именем. Но священника вряд ли могли называть именем с простонародной формой – Лакуня. Скорее всего кто-то из предков имел второе имя, которое нигде на бумаге не зарегистрировано.

Так, князь Владимир Святославович имел православное имя Василий (так записано в Синодике 1878 года), а переписчик знаменитого «Остромирова Евангелия» монах Остромир, носил вполне православное имя Иосиф.

Славянское «родовое» имя, данное при рождении, сохраняли князья и знать: отец Александра Невского носил княжеское имя Ярослав, был крещен Федором, но имя это так и не вошло в обиход при его жизни; Василием был крещен Великий Киевский князь Владимир Мономах, убиенные князья Борис и Глеб были крещены Давидом и Романом.

Имели двойные имена и простые люди: в 1630 году в Тюмени во время переписи в книгу были занесены такие имена, как «Еуфимка» по прозвищу «Богдашко» Кандратьев сын, сын Ивана «Мартинко по прозвищу Шумилко» и «Якушко по прозвищу Тренька Иванов сын».

Доктор филологических наук Нина Никифорова считает, что прозвище в этих записях означает бытовое имя человека, которым его называли все – от родных до начальства. Кроме этого, Никифорова указывает, что отчества у русских возникли от бытовых имен, и в пример приводит завещание, сохранившееся в Российской государственной библиотеке, где автор называет себя «раб божий Арефа» по прозвищу Андрей Совин», а сына называет Василием Андреевичем Совиным.

Вот что по этому поводу писал языковед XIX века Н.М. Тупиков:

«Русские имена всегда имели все права законного имени и могли выступать без сопровождения имен христианских».

Христианские календарные имена, полученные при крещении, употреблялось преимущественно в официальных документах и при кончине. Они порой даже сохранялись в тайне, чтобы избежать сглаза. Известен случай , когда в XVII веке после смерти одного из любимцев царя Алексея Михайловича оружничего Богдана Матвеевича Хитрово выяснилось его крестное имя — Иов, о чем сообщала его родословная книга.

Посещавший в XVII веке Россию австрийский барон Августин фон Мейерберг в своем «Путешествии в Московию» вспоминал, что у некоторых бояр было по два имени, например, князь Юрий Александрович Долгоруков был крещен Софронием.

Нехристианские мирские имена часто упоминались в документах наряду с календарными:

«1507, Отрохим Семенов, прозвище Курвель, крестьянин»;

«Сын мой Остафий, который был прозван Михаил»;

«Карпуша Ларионов, а прозвище Ивашко» [1600 г.];

«Ивашко, прозвище — Агафонко» [XVII в.]

«Артемий Лузга, крестьянин, 1531 г., Переяславль, Никита Константинович, убит в казанском походе в 1549 г.».

В тех случаях, когда в документе записывались оба имени, первым всегда писалось крестильное. Так что в последнем примере, по-видимому, Артемий — крестильное имя, а Никита — мирское.

Н.М. Тупиков в работе «Заметки о древнерусских личных собственных именах» [1892] отмечал, что «признание русского имени равноправным с христианским, или же имеющим значение только прозвища, зависело от воли отдельных лиц, носивших это имя или писавших документ, куда заносился владелец имени».

Хотя возможны и другие варианты. Например, от какого-то слова связанного с кузнечным делом. Или тот кто толкает – толкун (Толкунов), кто тягает – тягун (Тягунов) , кто лакает – лакун (Лакунов, Лакунин). Вы можете предложить свой вариант происхождения фамилии, но это будет только одна из версий, имеющих право на существование. Официальный статус эта фамилия приобрела с получением паспортов наших предков в конце 1860-х годов, после отмены крепостного права. Которые им были необходимы для работы в других местностях.

В сборнике «Академии наук СССР. Отделение русского языка и словесности.1923» имеются ответы на программу для собрания особенностей великорусских говоров, составленных В.И. Чернышевским изд. 1900г:

«277. Егорьевский у. д.Анохина. Автор ученик 6 кл. Егорьевской прогимназии Михаил Петр. Щербаков, сын секретаря земской управы…» «Согласные. …128. Мырну, Сталоверы, Микола, Микалаич, Лакуня (Прасковья)…». (РГБ U167/1 Т.99 № 3 вып.11).

Вообще одна фамилия могла иметь различное происхождение. Можно предположить, что фамилии наших ближайших предков и родственников имели следующее происхождение:

Жегалин: Жегала — кто имел привычку жигать, язвить, жечь, словом;

Самохвалов: Самохвал-сам хвалит;

Плетнев: Плетень — болтун, пустоплёт;

Лакунин:Балака,Балакарь- болтун, говорун.

Такое толкование подтверждает фразу А.Б. Нентцеля из сборника материалов для изучения Москвы и Московской губернии, «Очерки Гжели» (1864 г) о том, что гжельцы «словоохотливы». Но это только одна из ряда, скорее шутливых, версий.

Ссылка на основную публикацию