Фамилия Демидов: происхождение, значение, история, написание и произношение

Происхождение фамилии Демидов

Обладатель фамилии Демидов по праву может гордиться своими предками, сведения о которых содержатся в различных документах, подтверждающих след, оставленный ими в истории России.

После 988 года каждый славянин во время официальной церемонии крещения получал от священника крестильное имя, которое служило только одной цели – обеспечить человека личным именем. Крестильные имена соответствовали именам святых и были, следовательно, обычными христианскими именами. А покровительство святых переходило на весь род в целом.

Итак, фамилия Демидов восходит к имени Демид, которое, в свою очередь, является вариантом крестильного имени Диомид, что в переводе с греческого означает «совет божий».

В именнике это имя появилось в честь святого Диомида, который был родом из города Тарса киликийского. Как повествует предание, «по занятию Диомид был врачом, верою же был христианин, и врачевал не только тела, но и души людские; ибо он увещевал еллинов уверовать в Бога и просвещал их, подготовляя ко святому крещению». Когда император Диоклетиан, бывший в то время в странах восточных, узнал об этом, то послал воинов убить Диомида. Воины отсекли мученику голову, но сразу же лишились зрения.

К славянам имя Диомид пришло в числе других христианских имен в XII–XIV веках, но первоначально им крестили преимущественно священнослужителей. Постепенно имя Диомид приобрело популярность и среди россиян других сословий. Причем на Руси оно приобретало несколько иную форму – Демид. Так, например, этим именем был крещен курский ямщик Демид Макаров (1628).

А знаменитый род богатейших российских предпринимателей Демидовых ведет свое происхождение от кузнеца Тульских оружейных заводов Демида Григорьевича Антуфьева (1672).

Уже в XV–XVI веках в среде богатых людей начинают закрепляться и передаваться из поколения в поколение фамилии, обозначавшие принадлежность человека к конкретной семье. Это были притяжательные прилагательные с суффиксами -ов/-ев, -ин, изначально указывавшие на имя главы семейства.

Известно о существовании нескольких дворянских родов Демидовых, один из которых ведет свое начало от Никиты Демидовича Демидова. Одна из ветвей этого рода, в 1873 году унаследовала в лице генерал-майора Николая Петровича Демидова имя и титул светлейших князей Лопухиных. Этот род Демидовых внесен в I, II, III части родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губерний.

О точном месте и времени возникновения фамилии Демидов в настоящее время говорить сложно, поскольку процесс формирования фамилий был достаточно длительным. Тем не менее, фамилия Демидов представляет собой замечательный памятник славянской письменности и культуры.

Источники: Ганжина И.М. Словарь современных русских фамилий. Ведина Т.Ф. Энциклопедия русских фамилий. Тайны происхождения и значения. Федосюк Ю.А. Русские фамилии: популярный этимологический словарь. Хигир Б.Ю. Энциклопедия русских фамилий. Унбегаун Б.О. Русские фамилии.

Анализ происхождения фамилии Демидов подготовлен
специалистами Центра исследований «Анализ Фамилии»

Напишите, что вам известно о происхождении фамилии Демидов:

ДЕМИДОВ

Раскройте тайну фамилии ДЕМИДОВ (в латинском транслите DEMIDOV) глядя на результаты расчета в нумерологической магии цифр. Вы узнаете скрытые таланты и неизвестные желания. Возможно, вы не понимаете их, но чувствуете, что чего то не знаете о себе и ваших близких.

Первая буква Д фамилии ДЕМИДОВ расскажет о характере

Характерные черты фамилии ДЕМИДОВ

  • единение с природой
  • непостоянство
  • отсутствие систематичности
  • капризность
  • общительность
  • приветливость
  • способность к экстрасенсорике
  • болтливость
  • жизнестойкость
  • проницательность
  • страстность
  • эмоциональность
  • энергичность самовыражения
  • впечатлительность
  • миролюбие
  • тонкая духовность
  • заботливость
  • застенчивость
  • педантичность
  • трудолюбие
  • большая эмоциональность
  • таинственные волнения

ДЕМИДОВ: число взаимодействия с миром «5»

Человек, находящийся под влиянием вибраций пятерки, остается неуловимым и непонятным даже для тех, кто находится рядом с ним в течение долгого времени. Едва ли не всеми его поступками движет стремление к независимости и свободе; удержать «пятерочника» можно одним-единственным способом – отпустить его на все четыре стороны: в этом случае есть шанс, что он все-таки когда-нибудь вернется. Обаятельные, легко завоевывающие симпатии, милые и дружелюбные люди пятерки редко привязываются к кому-то всерьез; эмоциональная зависимость для них также тяжела, как любая другая. В числе приоритетов «пятерочников» — возможность ездить по миру, видеть разные страны, и не быть ограниченным ни в сроках путешествия, ни в его стоимости. Рассказы таких путешественников о пережитом необыкновенно ярки и красочны, но лишены преувеличений и весьма полезны; именно поэтому «пятерочники» частенько зарабатывают на жизнь, делясь собственным опытом.

Они отличные писатели и журналисты, умеют передать оттенки настроения с помощью слов и составить удачное описание, а потому часто востребованы не только в прессе, но и на радио. Кругозор «пятерочников» очень широк, но в сферу их интересов редко попадают супружеские и семейные отношения – тут люди пятерки не могут считаться ни экспертами, ни мало-мальски достойными уважения специалистами. Любая проблема в личной жизни может стать для них непреодолимым препятствием; способности понимать другого человека, уважать его интересы и желания многим «пятерочникам» не хватает.

Люди пятерки отлично умеют избегать проблем, но не любят решать их, обычно предоставляя другим справляться с житейскими трудностями. Вся жизнь «пятерочника» — большое путешествие в поисках нового и столь же продолжительное бегство от сложностей, однообразия, рутины, обязанностей и ответственности. Человек пятерки способен на глубокие душевные привязанности, но они редко приносят ему счастье, иногда становясь обузой и мешая в достижении цели. «Пятерочник» только выиграет, если научится отделять главное от второстепенного и поймет, от чего лучше отказаться, чтобы не обременять себя.

На протяжении всей своей жизни «пятерочники» усваивают уроки терпимости, понимания и настойчивости. Чем быстрее они становятся отличниками в этих непростых дисциплинах, тем лучше. Если же извлекать уроки из происходящего не удается, такой человек становится несдержанным, гневливым и не способным сдерживать свои эмоции и вести конструктивный диалог.

ДЕМИДОВ: число душевных стремлений «5»

Рожденные под влиянием пятерки с удовольствием провели бы всю жизнь в путешествиях и поисках своей мечты. С детства они чрезвычайно любознательны, однако в школе редко преуспевают ввиду своей непоседливости. Вот почему эти люди предпочитают учиться на собственных ошибках и выбирают практику, а не голословную теорию.

Даже если пятерочник живет в роскошной квартире, он довольствуется малым, не уделяя большого внимания бытовым удобствам. Его обитель сложно назвать уютной, а если уж она оказывается чистой, то точно не благодаря стараниям хозяина.

В юном возрасте люди, находящиеся под влиянием пятерки, стремятся добиться расположения окружающих, не забывая при этом о собственной свободе. После 30 они избегают отношений, потому что начинают быстро уставать от них. Их брак будет счастливым только в том случае, если партнер смирится с непостоянством пятерочника и будет в одиночку справляться со всеми возникающими проблемами.

Чего точно не стоит делать, так это пытаться перевоспитать человека пятерки или обременять его какими-либо требованиями. Амурные отношения играют огромную роль в его жизни. Срок у таких связей, как правило, недолгий, но они всегда наполнены искренними эмоциями и переживаниями.

Рожденным под воздействием пятерки очень важно выражать свои чувства, из-за чего многим их поведение кажется чересчур наигранным. Если в юности эти люди сталкиваются с непониманием, они уходят в себя, продолжая при этом надеяться на встречу с искренним человеком, который не будет скрывать своих чувств.

Несмотря на то что люди пятерки не особо вникают в денежные вопросы и нюансы даже самых интересных дел, им удается достичь успеха в работе, поскольку в наличии рассудка им точно не откажешь. Преисполненным уверенности в себе пятерочникам нравится выступать на публике, поэтому часто они выбирают адвокатскую деятельность, связи с общественностью или актерское поприще.

У них много знакомых, и, находясь в благоприятном расположении духа, эти люди проявляют себя как замечательные собеседники и деловые партнеры. Однако если пятерочник столкнулся с черной полосой в жизни, то он, как правило остается один в этот период, поскольку немногие способны вынести его вспышки гнева в таком состоянии.

ДЕМИДОВ: число истинных особенностей «9»

Люди, которые находятся под влиянием этого числа, отличаются обостренным чувством справедливости и стремлением к гармонизации окружающего мира. У них, как правило, есть свой кодекс чести, причем к себе они бывают гораздо более требовательны, чем к окружающим. Из-за нежелания поступиться своими принципами «девяточники» иногда могут даже упускать возможность устроить свою судьбу.

Эти люди не приемлют лжи, в какую бы красивую обертку она ни была упакована. Вряд ли человек, на чью судьбу оказывает влияние число 9, станет общаться с лжецом. Но если кто-то честно пытается бороться со своими слабостями и недостатками, он всегда может рассчитывать на помощь «девяточников», ведь к другим людям они проявляют больше снисхождения, чем к самому себе.

Жизнь человека под влиянием 9 насыщенна разнообразными событиями. У него обычно гибкий ум и широкий кругозор. Этим обусловлен интерес к самым разным областям знаний.

Еще одна особенность таких людей—это способность поддерживать и направлять окружающих. «Девяточник» с удовольствием даст вам совет в любой жизненной ситуации, но навязывать свою волю не будет.

Кроме того, люди 9—очень интересные собеседники. С ними любой заурядный разговор может превратиться в увлекательную дискуссию, причем их аргументы и выводы могут быть крайне нетривиальными. Однако они не стремятся убедить собеседника с своей правоте любой ценой—скорее, их оппонент сам согласится с приведенными доводами, ведь они настолько уверены в себе, что что это действует лучше любых аргументов.

«Девяточники» не любят сидеть на одном месте, они постоянно находятся в поисках приключений. Часто они стремятся в большие города с их разнообразными возможностями. При этом стоит сказать, что людей 9 привлекают в первую очередь не деньги, а возможности собственной реализации. Им зачастую так хочется облагодетельствовать все человечество, что они могут не замечать проблем тех, кто находится рядом с ними. Поэтому часто «девяточники» не очень близки со своей семьей.

Самое сложное для человека, находящегося под влиянием числа 9—это стремление относится ко всему очень серьезно. Если «девяточник» научится позволять себе некоторое легкомыслие, его жизнь станет гораздо счастливее.

История рода Демидовых (стр. 1 из 10)

Дивный, мощный и деятельный XVIII век породил известнейшую на всю Россию династию Демидовых. Их история — удивительное переплетение ярких благородных порывов и «подлых страниц «, которые потомкам хотелось бы вырвать или заново переписать. Демидовы — семья, давшая много замечательных общественных деятелей. Родоначальник ее, Демид Антюфеев, был с 1672 г. кузнецом при тульском оружейном заводе. Сын его, Никита Демидович (1656 — 1725) — основатель богатства Демидова. Триста лет жизни рода Демидовых, из них 215 лет они владели уральскими заводами (1702—1917). Наследница из последнего (седьмого) поколения владельцев заводов Мария Павловна скончалась в 1956-м.

О первой половине его жизни, приходящейся на предшествующее, 17 столетие почти ничего не известно. Согласно тексту надписи на надгробии, «Никита Демидович прозванием Демидов родился в граде Туле в лето от рождества Христова 1656 года марта в 26 день». В переводе на новый стиль эта дата соответствует 5 апреля.

Никита Демидович Антуфьев, более известный под фамилией Демидов, (5 апреля 1656 — 28 ноября 1725) – русский промышленник, основатель династии Демидовых.

Никита Демидович происходил из мастеров-оружейников, владел в Туле оружейной фабрикой и «вододействующим» чугуноплавильным заводом. Его отец, Демид Клементьевич Антуфьев (или Антюфеев), происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом. В 1664, когда его сыну было восемь лет, Демид умер. Согласно другой версии, Никита Демидов – простой крестьянин, бежавший в тульскую оружейную слободу, спасаясь от рекрутского набора. По третьей, он бежал в Тулу из Москвы, где служил на Пушечном дворе. Но так или иначе, уже в 1690-е Никита Демидов весьма успешно торговал железом и был владельцем железоделательного завода, что уже тогда делало его положение совершенно исключительным, поскольку другие немногочисленные заводы того времени принадлежали сплошь иностранцам и членам правящей элиты.

Никита Демидов встретился с царем Петром I, и эта встреча изменила его жизнь. По поводу этой встречи существует несколько легенд. По одной из них Никита стал известен царю тем, что починил сподвижнику Петра, барону Шафирову, его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию. По другой – Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу. Петр сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то царь в 1701 г. приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в Щегловской засеке. Также он выдал Демидову специальную грамоту, позволявшую расширить производство за счет покупки новой земли и крепостных для работы на заводах.

Петр I, оценив предпринимательские способности Демидыча (так любил его называть царь), решил, что тот должен увеличить эффективность казенного производства. В 1702 году Демидову были отданы казенные Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Невье на Урале еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов построил еще пять предприятий – молотовые заводы Шуралинский (1716) и Быньговский (1718), перерабатывающие чугун Невьянского завода, а также Верхнетагильский (1720), Нижнелайский (1723) и Нижнетагильский заводы. Но Никита Демидов столкнулся и с противодействием чиновников и местных властей. Несмотря на покровительство со стороны Петра, верхотурские воеводы постоянно притесняли его, и царю нередко приходилось защищать своего любимца, требуя, чтобы промышленнику не мешали, а помогали.

Производительность уральских заводов оказалась очень высокой, а их продукция вскоре существенно превзошла общий объем производства всех заводов Европейской России. Уже в 1720 году Урал (преимущественно «демидовский») давал, по меньшей мере, две трети металла России. Такого результата вряд ли ожидал и сам Петр. Это не могло не добавить уважения царя к «славному кузнецу Никите Демидову», споро развернувшемуся в своем «медвежьем углу».

Нуждаясь в рабочих руках, Демидов вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии переманивал к себе лучших мастеров с казенных заводов, принимал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых. Производительность труда его рабочих была очень высокой. «Демидов, у которого нет и четвертой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов» — писал В.Н. Татищев.

С 1702 по 1706 г. на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 — 908,7 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. С 1718 г. он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота, в результате чего обрел в лице главы Адмиралтейства Ф.М. Апраксина влиятельного покровителя.

К концу царствования Петра I внутренний рынок получил достаточно металла, и страна стала экспортировать железо, год от года все больше. С 1716 г. была начата отправка железа на экспорт. Между заводами были проложены дороги для транспортировки заводской продукции, расчищен судоходный путь по р. Чусовой, построены сплавные суда, пристани, склады. Управляющий уральскими казёнными заводами инженер Вильгельм де Геннин, посетивший демидовские заводы в 1722 г., нашел их «весьма в добром состоянии» и отметил, что заводов «таковых великих и прибыточных во всей России и в Швеции едва найдутся ли».

Никита Демидов проявил себя талантливейшим организатором, энергичным предпринимателем, обладал феноменальной памятью, лично вникал во все детали заводского хозяйства. Он был патриотом родины, проявлял «ревность к отечеству», поставляя продукцию в казну по более низкой цене, оказывал помощь деньгами и железом в строительстве Петербурга. В 1720 году Никита Демидович был возведен в потомственные дворяне и получил фамилию Демидов.

В это время из двадцати двух металлургических заводов России Демидовым принадлежали восемь. По некоторым сведениям, годовой доход Никиты Демидова в это время составлял более 100 тысяч рублей.

Конфликт с властью

Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя свое влияние, Демидов всячески отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями. Когда в 1722 году новый руководитель уральской промышленности В. Н. Татищев начал проводить политику развития казенных предприятий на Урале для дальнейшей передачи их в частные руки. Демидов, увидев в этом угрозу своей монополии, оклеветал его перед царем, и над Татищевым назначили следствие. Но в ходе следствия выявилась истинная подоплека действий Демидова.

«Ему не очень мило, — писал царю де Геннин, ведший следствие, — что вашего величества заводы станут здесь цвесть, для того, что он мог больше своего железа продавать и цену положить, как хотел, и работники б вольные все к нему на заводы шли, а не на ваши. »

В результате вмешательства царя, суд наложил на Никиту Демидова огромный штраф, и на Урале начала развиваться казенная промышленность. Демидовская монополия оказалась нарушенной, на Урале впервые появились другие промышленники (пока в основном в медеплавильной промышленности).

Никита Демидович Демидов (Антюфеев) — личность, оставившая заметный след в индустриальной истории Тулы, одна из крупнейших фигур в истории отечественного промышленного предпринимательства 18 века. С самых низов шагнул он к царскому двору — исключительно в силу полезности своей для государства! Искусно приготовленные им образцы ружей понравились Петру, который сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то Петр в 1701 г. приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добывания угля дать ему участок в Щегловской засеке. Демидов был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т. д. Сын Никиты Демидовича, Акинфий Никитич (1678—1745) с 1702 г. управлял Невьянскими заводами. В 1702 г. ему были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Невье еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым, вместо прежнего прозвища Антуфьев. В 1703 г. Петр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. Его сын — крупнейший российский промышленник, «знатный рудознатец», Акинфий, железной рукой управлял заложенной отцом «уральской империей» и слыл одним из богатейших людей Российской Империи.

Если бы Демидовы ограничились только деятельностью в Туле, то, вероятно, история не имела бы в них в своем роде героев, создавших и упрочнивших на Руси целую отрасль государственного хозяйства.

В 1696 году часть верхотурский воевода Протасьев представил Петру Великому образцы магнитной руды с речки Тагил и железной- с реки Нейвы. Царь послал её испытать за границу, в Амстердам, к тамошнему бурго-мистру; знатоку горного дела, и в Ригу. Часть кусков была передана и Демидову. По испытании руды оказалась превосходными. А Демидов, из полученной руды изготовив несколько ружей, замков и бердышей, объявил, что невьянское железо не хуже шведского. Царь, у которого всё кипело в руках, построил на в 1698 году завод на Нейве. Полученное в 1702 железо было испытано на Пушечном дворе, а также и Демидовым, который приобрел уже в глазах Петра значение опытного советника.

Демидов и его династия промышленников

Демидовы создали оружейные, горнодобывающие и металлургические предприятия в Туле и на Урале. Занимались освоением уральских земель.

Благодаря предпринимательской деятельности относились к богатейшим российским династиям. В XIX веке влились в ряды европейской аристократии, купив в Италии титул князей Сан-Донато.

Никита Демидович Антюфеев

Родился родоначальник рода Демидовых 5 апреля 1656 года в Туле. Сблизиться с Петром I ему помогли изготовленные им ружья, которые были гораздо дешевле иностранных, но не уступали в качестве. Никита был сделан главным поставщиком оружия для российских войск во время Северной войны.

В 1701 году по указу Петра I получил в собственность расположенные около Тулы стрелецкие земли и участок для добычи угля в Щегловской засеке. Получил Верхотурские железные заводы в 1702 году. Это был своеобразный кредит от государства, и Демидов был обязан платить государству железом в течении пяти лет. В том же году впервые был именован Демидовым вместо первоначальной фамилии Антюфеев. До 1725 года построил еще четыре завода на Урале и один на реке Оке. При строительстве Петербурга был одним из главных помощников Петра I.

Сыновья Никиты Демидова

Никита Никитич, несмотря на то, что отец его не поддерживал, продолжил его дело. Купив у отца неработающий завод за тысячу рублей, отстроил его заново и запустил в работу. Сын был настолько упорным в работе, что однажды отец пытался помешать ему, написав жалобы властям. Впрочем, Никиту Никитича это не остановило, он по-прежнему прекрасно работал, выпускал много разновидностей продукции из железа. Закрепиться на Урале, куда всегда стремился, удалось в начале 1730 годов, после смерти отца.

Акинфий Никитич родился в 1678 году. Для сбыта железных изделий с Невьянских заводов, которыми управлял с 1702 года, он восстановил судоходный путь по Чусовой, открытый ещё Ермаком и потом забытый. Построил 9 заводов и открыл знаменитые алтайские серебряные рудники, поступившие в ведение казны. Также разрабатывал асбест, вместе с отцом распространял добывание и обработку малахита и магнита.

Старший сын Акинфия, Прокофий, был известен своими чудачествами. Устроил в Петербурге народный праздник в 1778 году. На этом празднике народ упился вином так, что умерло около 500 человек. Еще был известен своей благотворительной деятельностью. Получив богатое наследство, пожертвовал на основание Московского воспитательного дома 1 107 000 рублей.

Средний сын Акинфия, Григорий, больше интересовался ботаникой, чем предпринимательством. Известен как создатель первого в России научного ботанического сада под Соликамском. Работал корреспондентом у шведского учёного Карла Линнея. Спасал фонды библиотеки Академии наук после пожара 5 декабря 1747 года. Эта библиотека и собрание Кунсткамеры хранились в его доме 20 лет.

Младший сын, Никита Акинфиевич, отличался любовью к наукам и покровительствовал учёным и художникам. В 1766 году издал «Журнал путешествия в чужие края», а в 1779 году учредил при Академии художеств премию-медаль «за успехи в механике». Состоял в переписке с Вольтером.

Николай Никитич Демидов

Внук Акинфия Демидова начал службу адъютантом при князе Потёмкине во время второй турецкой войны. Построил на свой счёт фрегат на Чёрном море, содержал целый полк на свои средства, Гатчинскому сиротскому институту пожертвовал собственный дом, а в Петербурге построил четыре чугунных моста. Несмотря на то, что с 1815 года жил во Флоренции, о своих заводах заботиться он не прекращал. В Крыму развел виноградные, тутовые и оливковые деревья. Во Флоренции составил богатейшую картинную галерею, основал школу и детский приют. За это благодарные флорентийцы поставили ему памятник в 1871 году.

Каждый последующий потомок Никиты Демидова был меценатом, делал пожертвования для науки и различного рода институтов. Выходцы из династии работали в посольствах на территории Европы, выступали спонсорами для ученых экспедиций по России, во время эпидемии холеры 1831 года построили в Курске четыре больницы. Список всех заслуг может смело удостоить род звания «Благодетелей».

фамилия, история происхождения фамилий, происхождение фамилии, история фамилии, значение фамилии

На сайте Фамилия — Однофамильцы — история происхождения фамилий, можете найти бесплатные фамилии

Однофамильцы — история происхождения фамилий, значение фамилии, фамилия, бесплатные фамилии

Однофамильцы — история происхождения фамилий, значение фамилии, фамилия, бесплатные фамилии

Однофамильцы — история происхождения фамилий, значение фамилии, фамилия, бесплатные фамилии

Поиск фамилии без смс, найти фамилию бесплатно, бесплатные фамилии

Поделиться ссылкой:
Вас интересует происхождение фамилии, история фамилии — найдите в базе фамилий!
О фамилиях и об именах

ПЕРВЫЕ ДВОЙНЫЕ ФАМИЛИИ

Интересные сведения по истории двойных фамилий на фоне социальных отношений не только в России, но и в других странах дает Е. П. Карнович в своей работе «Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русским». Предки его, выходцы из Чехии, служили в Войске Запорожском. Он писал, что первые родовые прозвания дворян в Западной Европе относились к X веку.

На феодальном Западе было много владельческих фамилий — по названиям наследственных или пожалованных земельных наделов, которыми владели родоначальники семейств. В следующих поколениях фамилии могли меняться в связи с приобретением новых поместий. На основании того, что в русской практике это совсем не было принято, Е П. Карнович делает вывод, что в России либо вовсе не было феодализма, либо он был совсем не такой, как в Европе.
Некоторые феодальные понятия проникли от немцев к чехам и полякам, а вместе с ними — и фамилии по названиям земельных владений (городов, местечек, сел, деревень, рек), например, з Мычкова, на Четвертке. Позже польские фамилии по владениям стали оформляться суффиксом -ский, а предлоги из таких сочетаний или устранялись- Мышковский, Четвертинский, или сливались с основой: з Борова — Зборовский. У чехов семейные прозвания, свидетельствующие О владении наследственным поместьем, оформлялись суффиксами -ич, -ович. Например, владелец Митрова в Силезии стал Митрович. Построив новый замок, он стал Митрович-Митровский, Так тесно были в прошлом связаны фамилии и географические реалии.
На Руси, не имевшей такой феодальной «закваски», фамильные прозвания по владениям не употреблялись. Даже удельные князья не титуловали себя по княжениям, так как в силу родового старейшинства перемещались из одного удела в другой и не имели права удерживать за собой уделы и передавать их сыновьям. После отмены удельной системы, когда таких передвижений не стало фамилии, включающие название уделов, утвердились лишь в нескольких княжеских родах. Из потомков Рюрика таковых пять: Мосальские, Елецкие, Звенигородские, Вяземские, Ростовские. Девять княжеских родов получили фамилии по названиям вотчин, но не княжений. Барятинские, Оболенские, Шехонские, Прозоровские, Вадбольские, Шелешпанские Ухтомские, Белосельские, Волконские. Из дворян, происшедших от Рюрика, только Ржевские удержали фамилию по польской вотчине. Из старейших русских дворянских фамилий, внесенных в Бархатную книгу, нет ни одной, образованной от названия вотчины или поместья.
Из инородческо-княжеских родов в России фамильные прозвания по местности имели немногие, да и то не по фактическому владению, а по названиям краев, откуда они пришли в Россию Черкасские, Мещерские, Несвицкие, Сибирские, Тюменские, Пелымские Князья Дондуковы ранее звались Торгоутскими. С утверждением московского единодержавия слияние фамильных названий с названиями поземельной собственности было абсолютно чуждо для русского дворянства, тем более, что из них имели фамилии, и даже двойные, но преимущественно патронимия.
Обращение русского дворян к двойным фамилиям было изначально вызвано неокончательным установлением родовых прозваний, когда каждое семейство выделялось из общего рода, отдельные семейные прозвания ни или прозвищу родоначальнике, сохраняя для связи с однородцами и родовое прозвание. Даже Романовы звались раньше Захарьиными-Юрьевыми. Роды разветвлялись. Так, потомки выехавшего в Новгород в XIII веке Михаилы Прушанина, или Прушанича (т.е. из Пруссии или Прусского конца Великого Новгорода) звались Иван Семенович Мороз и Василий Иванович Туша Морозов (середина XVI века). Потомок первого Борис Морозов имел сыновей Василия Тучко и Ивана Брюхо, откуда Тучко-Морозовы (впоследствии просто Тучковы) и Брюхо-Морозовы. Потомки Туши звались по прозваниям следующих поколений Шестовы и Шестовы-Русалкины. Некоторые потомки Мороза оставались просто Морозовыми, один получил дополнительное прозвание Салтык и стал Салтык-Морозов. Когда фамильные прозвания окончательно установились, двойные фамилии стали исчезать (конец XV — начало XVI века). Иногда делались пояснения: Ляцкой из рода Кошкиных.
Установив единое великое княжество, Москва считала «непристойным» напоминание о прежних старейших великих княжениях (Черниговском, Ярославском, Смоленском, Рязанском) Но сохранились великие князья Ростовские. Тем не менее к каждой ветви рода Ростовских прилагалось особое прозвание по личным прозвищам родоначальников Лоба-новы-Ростовские, Касаткины-Ростовские, Щепины-Ростовские, Это разбивало единство рода Собственно Ростовских князей в Москве не было.
Московские государи не любили двойных фамилий. Царь Алексей Михайлович запретил Ромодановским как старшим в роде князей Стародубских писаться их общим родовым прозванием. Князь Григорий Григорьевич Ромодановский обратился по этому поводу к царю: ‘Князишки мы Стародубовские И мои, и отец, и дядя писались Стародубские-Ромодановские. Умилосердись, не вели у меня старой нашей честишки отнимать. »
Из внесенных в Бархатную книгу 70 дворянских родов двойные фамилии удержали Бобрищевы-Пушкины. Мусины-Пушкины, Вельяминовы-Зерновы. Воронцовы-Вельяминовы, Квашнины-Самарины, Сухова-Кобылины. Сохранились также некоторые древние двойные фамилии, не внесенные в Бархатную книгу Долгово-Сабуровы, Кузьмины-Короваевы, Петрово-Соловово, Римские-Корсаковы. Скорняково-Писаревы, Иванчины-Писа-ревы. Представителям древнего рода Нелединских было в 1699 году разрешено добавить фамилию Мелецкие по прежним польским предкам, а Бестужевым в 1701 году — Рюмины, по имени древнего предка Рюма, в отличие от прочих единородцев.
В конце XVII века появляются челобитные о присвоении добавочных фамилий. В 1697 году к царям и великим князьям Петру и Ивану Алексеевичам и великой княжне благоверной царевне Софии Алексеевне обратились Дмитриевы: «Бьют челом холопи Ваши: Васька, Ильюшка и Афонька Дмитриевы». о добавке к их родовому прозванию фамилии Мамоновы Им разрешили стать Мамоновьми-Дмитриевыми. Затем приказали писаться в обратном порядке, Дмитриевы-Мамоновы, так как не Мамоновы идут от Дмитриевых, а Дмитриевы от Мамоновых. В том же году постельничему боярину Кирьяну Ивановичу Самарину ‘ разрешили писаться Сомарин-Квашнин. Прошение о двойных прозваниях подали также Левко и Ивашко Мироновы-Вельяминовы о разрешении писаться Зерновыми-Вельяминовыми. С аналогичным прошением обратились Вердеревские, хотевшие стать Вердеревскими-Опроксиными, поскольку их деды и прадеды имели двойные прозвания. Им разрешили. Но никто не знал, следует ли писать вторую часть фамилии Опраксин или Апраксин, в пришлось эту добавочную фамилию отбросить Вообще в те времена не было особых орфографических правил Каждый писал как разумел. В 1675 году вышел даже царский указ, гласивший, что если кто с ошибкой напишет в прошении имя или фамилию, «того в бесчестие не ставить», т.е. не подвергать никаким наказаниям за малограмотность.
Двойные фамильные прозвания в Старой Руси, в отличие от феодального Запада, не составлялись путем добавления женских фамилий к мужским при вступлении в брак. Этим объясняется бесследное исчезновение княжеской фамилии Пожарских; их дочь вышла замуж за князя Черкасского Позже в Западном крае объявились другие Пожарские, не имевшие отношения к старинному княжескому роду. Дворянство в России было не феодальным, а служилым. Само собой разумелось, что женщины отстранялись от службы и от власти Продолжение и связи рода на Руси определялись вотчинным правом Поэтому передача родового прозвания по женской линии казалась неуместной, так как с пресечением мужского колена кончались и вотчинное право, и род. В Уложении царя Михаила Федоровича в отдельных случаях допускалась передача вотчины по женскому колену, но передача фамильного прозвания не допускалась Лишь Петр I дозволил князю Друцкому-Соколинскому принять фамилию его тестя Ромейко-Гурко От Петра до Павла не было ни одного случая передачи фамилии по женскому колену Павел I повелел генералу Ладыженскому, потомку князей Ромодановских по женской линии, принять эту фамилию с княжеским титулом и родовым гербом С этого времени началась передача по женскому колену фамилий родов, пресекавшихся по мужской линии.
В XIX веке для дворян, не имеющих Потомков и сродников мужского пола, устанавливается правило усыновления для прижизненной передачи своим законнорожденным родственникам фамилии и герба. Но это делалось лишь с высочайшего разрешения По этому закону, например, в 1818 году поэт Гавриил Романович Державин передал свое родовое имение своему племяннику Миллеру Одному из Глебовых передана боярская фамилия Стрешневых В род дворян Корсаковых дважды передавалась фамилия калмыцких ханов Дондуковых Фамилия графов Остерман перешла к одному из дворян Толстых, а потом — к одному из князей Голицыных. Другому Голицыну передана фамилия князей Прозоровских, одному из Демидовых — князей Лопухиных К князю Оболенскому перешла фамилия Нелединских-Мелецких, к Глинке — фамилия Мавриных, к Шубину — Поздеевых Фамилия Дашковых без княжеского титула передана графу Воронцову Фамилия и титул графа Сумарокова переданы Эльстону, фамилия и титул князя Воронцова — одному из графов Шуваловых, князей Репниных — одному из князей Волконских Фамилия и графский титул генерала Евдокимова перешли к мужу племянницы его жены Доливо-Добровольскому.
В подражание римлянам у русских в XVIII веке появляются особые добавочные фамилии в качестве почетных наград. Такие фамилии образовывались от названий тех мест, где человек прославился граф Алексей Орлов-Чесменский, Александр Васильевич Суворов-Рымникский, Румянцев-Задунайский, Долгоруков-Крымский, Потемкин-Таврический, Михаил Илларионович Голеншцев-Кутузов князь Смоленский, Дибич-Забалканский, Паскевич-Эриванский, Муравьев-Амурский Подобные прозвания давал своим соратникам и Наполеон Бонапарт Так, маршалу Нею он присвоил почетный титул князя Московского Наполеон III дал маршалу Пелисье почетное прозвание Малакофф за взятие Малахова кургана в Крымской войне. Итальянский князь Торремуза уступил русскому Свечину одну из своих фамилий Гальяни, а император Александр I разрешил ему стать графом Свечиным-Гальяни. Итальянский король Виктор-Эммануил предоставил одному из Демидовых фамилию Сан-Донато с титулом князя. Титулом пользоваться в России ему было разрешено, но русским князем он от этого не стал. Крестьянина Комиссарова, спасшего жизнь государю, возвели в дворянское звание с добавлением фамилии Костромской, поскольку он был родом из Костромской губернии. При учреждении одним из князей Белосельских командорства Мальтийского ордена в России император Павел повелел ему как старшему в роде Белозерских именоваться и второй фамилией: Белоселъский-Белозерский За раскрытие заговора декабристов англичанину Шервуду дали почетное прозвание Верный. Один из директоров Государственного банка, статский советник Данилевский, восхищаясь красотой только что построенного Михайловского замка в Петербурге, ходатайствовал перед Павлом о добавлении к своей фамилии компонента Михайловский и стал Михайловский-Данилевский. Его сын. военный историк, стал зваться Михайловский.

Ссылка на основную публикацию